Путь кулака

      Шестеро казахстанцев - в финалах завершившегося недавно в Бангкоке чемпионата мира по муай-тай! Какой-никакой, а след в истории. И предмет гордости для вице-президента национальной федерации муай-тай Фархата АМАНКУЛОВА. Который в молодости тоже порядком “наследил”... - Правда, золото в Бангкоке добыл лишь Данияр АРГУМБАЕВ, который уже знает, как побеждать тайцев (Аргумбаев был первым и в прошлом году. - М.К.). Но и Алмаз САКАЕВ заслуживал золота - финальный бой с тайцем он провел очень мощно, в первых двух раундах просто подавил соперника. Но не забывайте: мы дрались на родине муай-тай, где рефери - таец и трое из пяти боковых судей - тоже тайцы.

      К слову, бой Сакаева организаторы вынесли в середину программы - как один из самых зрелищных: ждали генерала ПИЧИТРА, тайного советника короля. Хозяева потом признали, что уровень, продемонстрированный Алмазом, приравнивается к профессиональному. У тайцев вообще раньше не было боксеров-любителей - они с 14 лет работают за деньги. А мы еще раз удостоились похвалы от генерала, который, к слову, до сих пор вспоминает, как его встречали в прошлом году в Алматы.

36 ступеней Шао-Линя

    - Я благодарен судьбе, что встретил на своем жизненном пути Учителя - Михаила Иваныча РУБЦОВА. Все, кто начинал заниматься восточными единоборствами, учились у него. Он китаец, в начале 60-х, когда граница с Китаем была открыта, сбежал от культурной революции в Казахстан. Здесь взял себе русские имя и фамилию.

     В Союзе его очень хорошо знали. В алма-атинский зал на углу Ташкентской и Мате Залки к нему приезжали ученики из Сибири, Москвы, Ленинграда. У него большая плеяда учеников - многие сейчас крепко стоят на ногах. Нынешний президент Национальной федерации муайтай Карим МАСИМОВ (вице-премьер. - М.К.) до поступления в Университет дружбы народов тоже занимался у Рубцова.

     У нас был свой мир. Для Учителя на первом месте всегда была не бойцовская подготовка, а стремление к внутреннему совершенству. Мы должны были пройти свои 36 ступеней Шао-Линя. Он постоянно нам внушал, что человеческий организм рассчитан на 200 лет жизни, но мы относимся к нему расточительно. Рубцов и сегодня пример для нас - ему сейчас 72 года, и он еще многим фору даст. Сыну его 10 лет.

     Когда-то пацанами мы грезили о монастыре Шао-Линь. Детская мечта осуществилась в 1993-м - мы поехали с Учителем на турнир среди мастеров ушу. Увы, о боевых традициях монастыря сейчас напоминают лишь легенды, которые рассказывают туристам.

     Мое выступление на площадке 36 бронзовых бойцов - демонстрация “школы”, или таула (Аманкулов стал серебряным призером - М. К.), - произвело впечатление: его засняло Пекинское телевидение, несколько раз показало, и потом нас постоянно приглашали на турниры. А в 1998-м мы приехали в Пекин драться по бодзи-саньда. Так руководитель кафедры ушу местного университета (я таких китайцев мало видел: ростом под 190 и весом под сто кило), постояв в паре с Учителем - выбивали друг друга не за счет силы или массы тела, а за счет внутренней энергетики, - сказал: “У меня сын как подрастет - я его отправлю к тебе учиться”.

Здесь бьют!

    - С 16 лет я выступал на соревнованиях по каратэ. С двумя справками - без разрешения врача на турниры среди взрослых не допускали. Тогда все выступали по правилам каратэ. В 1980-м стал чемпионом Союза. Потом армия, отдельный батальон КГБ. Институт. Не раз становился призером всесоюзных первенств, но снова вернуть чемпионский титул так и не удалось. Последний раз на чемпионат по каратэ заявился в 1989 году - он в Алматы проходил. Судить пригласили нейтрального рефери, из Голландии. Он-то меня и снял с соревнований. За “излишнюю жесткость” в бою против ленинградца. В полную силу тогда разрешалось бить только по груди, удары же в район головы лишь обозначались. А я ему ногой с разворота в лоб заехал. На ногах он устоял, но у него красное пятно с теннисный мячик осталось. Меня дисквалифицировали. И я завязал с каратэ. Больше, говорю, этим балетом заниматься не буду.

     Перешел в ушу-саньда. Вид это был новый, достаточно жесткий: разрешается все, вплоть до бросков, - и в него хлынули бойцы из бокса, каратэ, борьбы. На первом Кубке СССР в 1991-м было такое месиво - кровь, травмы! Помню, пришел на мандатную комиссию, а мне главный судья - известная тогда в Союзе личность - говорит: “Смотри, здесь бьют...” А я первого соперника уже через 19 секунд нокаутировал. Самый скоротечный поединок был на чемпионате. Во втором бою с противника штаны снял - ударом ноги сорвал тесемку, которая их держала. Зал балдеет, а судья орет: “Киношные номера не считать!

” Лев Прыгунов - картежник?

     Про “киношные номера” - это в самую точку. Уж чего-чего, а артистизма у Аманкулова не отнять.

Еще в 1986-м он впервые попробовал себя в кино. Учитель сказал - надо: “Вы уйдете, а фильм останется”.

“Султан Бейбарс” был тогда, пожалуй, не менее громким проектом, чем сейчас “Кочевники”. Рубцов сам поехал на киностудию “Казахфильм” и убедил режиссера посмотреть его ребят. Вскоре Аманкулова утвердили на роль султана в юности.

   - Насмотрелся я тогда творческих личностей. Приехали, помню, в Ташкент. Мне говорят: “Завтра снимаем, будь готов в шесть утра”. Я встал рано, цепи надел, гримеры измазали мне лицо. Сижу, жду. Снимать начали в восемь вечера. А по сценарию моему герою, попавшему в неволю, охранники бросают куски хлеба, которые я должен жадно поедать. Мне потом сказали, что эти кадры получились особенно правдоподобными. Еще бы - с утра не есть!

    Фильм был всесоюзного значения - столько известных актеров собрали! Начальника тренировочного лагеря, в котором проходил обучение будущий султан, играл КУРАВЛЕВ. Он произносит в фильме какие-то проникновенные слова о рыцарской чести, и мы вроде как с трепетом должны его слушать. А я как посмотрю на него - меня смех разбирает: все крик Брондукова “Афоня мне рубль должен!” слышится. Только с пятого дубля сцену сняли.

    Со Львом ПРЫГУНОВЫМ познакомился - кумиром комсомольской юности. Кто не видел “Сердце Бонивура”?! Смотрю, он карточную колоду постоянно тасует. Думаю: картежник, что ли? А у него на карточках иероглифы, а на оборотной стороне транскрипция и перевод. Он так китайский язык учил. А прежде таким же способом английский выучил...

“Кочевник”

   - В 1998 году на Азиатских играх в Хиросиме я неожиданно оказался в центре внимания. Вошел в пятерку лучших в соревнованиях по ушу-таолу в стиле “Южный кулак”, и одна журналистка два дня от меня не отставала - все щебетала, щебетала что-то. Оказывается, японцы посмотрели фильм Рашида НУГМАНОВА “Дети солнца” - и узнали меня: я там сыграл монгола, спасающего город лилипутов от нашествия рокеров... Так я понял, что Рашид все-таки продал фильм японцам.

А недавно Аманкулов и в “Кочевниках” засветился.

   - Бодров (режиссер фильма. - М. К.) - человек высокого полета, который ходит по земле. Он приезжал на прошлогодний чемпионат мира по муайтай в Алматы. Тут мы с ним и познакомились. А в этом году позвонил мне. Объяснил ситуацию: в бюджет не уложились, на батальные сцены денег нет, и фильм спасут лишь хорошие крупные планы. Что нам оставалось - пришлось помочь...

Максим Карташов «Время» от 25.11.2004